«Спешите делать добро!»

09 Авг 2021
22 просмотров

«Спешите делать добро!»

Оглавление

Татьяна Свиридова – о себе, своем отношении к работе и о гастроэнтерологии

Медицинские, научные и общественные достижения Татьяны Николаевны Свиридовой впечатляют даже в кратком изложении. Врач-гастроэнтеролог высшей категории со стажем работы 25 лет, к.м.н., постоянный участник международных конгрессов по заболеваниям ЖКТ, автор 88 печатных работ, член Российской гастроэнтерологической ассоциации.

Можно продолжать, но главное, что она пользуется очень высоким авторитетом как среди коллег-врачей, так и среди пациентов. В чем секрет? Отчасти ответ на этот вопрос – в нашем интервью.

– Татьяна Николаевна, наверное, в качественном рейтинге специалистов вы бы возглавили топ-3 гастроэнтерологов Воронежской области. Как это получилось?

– Вряд ли могут быть качественные рейтинги специалистов. (улыбается.) С детских лет я знала, что когда вырасту, то стану врачом. Я – уже третье поколение медиков в нашей семье. Моя бабушка, Будаева Евдокия Ивановна, до войны работала акушеркой, а во время войны – медицинской сестрой в военном госпитале. Мама, Шаповалова Нина Владимировна, была врачом – анестезиологом-реаниматологом, в течение многих лет возглавляла кафедру анестезиологии-реаниматологии нашего медуниверситета, была деканом ИДПО. Поэтому любовь к медицине мне прививалась с детских лет. Выбор специальности «гастроэнтерология», конечно, был сделан позже, во время обучения в медакадемии и прохождения ординатуры на кафедре госпитальной терапии и эндокринологии.

Я благодарна судьбе за то, что она свела меня с такими мудрыми учителями и профессионалами, как профессор Минаков Э.В., ассистент Зяблова Н.М., зав. отделением гастроэнтерологии областной клинической больницы Мордасова В.И. Они дали мне не только основы медицинских знаний, но и научили понимать и любить пациентов, отдавая работе частицу своей души. Самым важным в работе врача, несомненно, является профессионализм и искреннее желание помочь больному человеку, умение сопереживать и радоваться успехам в лечении вместе с нашими пациентами. «Спешите делать добро!» – это мой основной жизненный принцип.

– Есть мнение, что ЖКТ человека чрезвычайно вынослив и, соответственно, гастроэнтеролог нужен далеко не всем. Как прокомментируете?

– К сожалению, самые серьезные заболевания пищеварительной системы, в том числе онкологические, длительное время могут протекать бессимптомно и проявляться уже на осложненной или поздней стадии. Если у пациентов есть отягощенный анамнез по линии ЖКТ (в первую очередь – онкологические заболевания у родственников первой линии), это серьезный повод начать скрининг заболеваний органов пищеварения даже при отсутствии какой-либо симптоматики за 10 лет до того возраста, в котором обнаружили болезнь у ближайших родственников.

Татьяна Свиридова
Татьяна Свиридова

– Делать фгс и колоноскопию или нет – вот в чем вопрос. Ваша рекомендация, если ничего не беспокоит и на узи все нормально – когда делать?

– С целью диспансеризации после 40 лет рекомендовано проводить: ультразвуковое исследование органов брюшной полости – ежегодно; колоноскопию – 1 раз в 5 лет с ежегодным проведением теста на скрытую кровь в кале иммунохимическим методом (при любом положительном результате теста должна проводиться своевременная колоноскопия как часть скрининговой процедуры); эзофагогастродуоденоскопию с тестом на Helicobacter pylori – 1 раз в 5 лет.

Кроме того, очень важным аспектом, как я сказала выше, является отягощенный анамнез в семье по раку желудка и раку толстой кишки, что должно обязательно приниматься во внимание для решения вопроса о необходимости эндоскопического исследования органов ЖКТ.

– Еще один из «вечных» вопросов – желчный. Все же удаляем, если камни? Хирурги утверждают, что это мировой стандарт лечения желчнокаменной болезни.

– Желчнокаменная болезнь (ЖКБ) – хроническое заболевание с генетической предрасположенностью, при котором наблюдается образование камней в желчных путях. Нарушения реологии желчи по частоте не уступают атеросклерозу. ЖКБ – это обменное заболевание гепатобилиарной системы, поэтому, к сожалению, холецистэктомия не является 100-процентной гарантией излечения от этой патологии. Дело в том, что встречается развитие так называемого постхолецистэктомического синдрома (ПХЭС) у пациентов после удаления желчного пузыря, когда у них снова появляются боли и симптомы диспепсии. Причин развития данного синдрома довольно много, и одна из них – это рецидив образования камней в желчных протоках. Тактика ведения пациентов с ЖКБ всегда определяется совместно с хирургами. Существуют рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации, где четко указаны все показания для проведения холецистэктомии (в определенных ситуациях – в плановом порядке, а иногда и по срочной помощи). На ранних стадиях развития заболевания возможно проведение литолитической терапии препаратами урсодезоксихолевой кислоты (УДХК), длительность курса от 6 месяцев до 2 лет. Частичное растворение камней происходит у 40-60% больных, полное – у 33-50%. Но, к сожалению, у 50% больных в течение 5 лет возникает рецидив камнеобразования, и требуется поддерживающая терапия УДХК в меньших дозах.

– Наша кишка – это внешний или внутренний мир? Что говорят последние разработки?

– Наша кишка – это очень сложный и разнообразный мир, населенный огромным количеством микроорганизмов. Количество генов в хромосомах человека – до 25000; микрогеном бактерий в организме взрослого человека включает до 10 миллионов генов! И роль микробиоты в развитии многих заболеваний (и не только системы пищеварения) все больше и больше изучается с каждым годом. Есть исследования, подтверждающие наличие патогенетической связи с нарушениями кишечного микробиома таких заболеваний, как колоректальный рак, воспалительные заболевания кишечника, ожирение, метаболический синдром, аутизм, депрессия, некоторые заболевания сердечно-сосудистой системы и ряд других. Функции нормальной кишечной микрофлоры очень многогранны: защитная, иммуномодулирующая, метаболическая, регулирование моторики толстой кишки…

– Какие профильные научные исследования последнего десятилетия вас удивили?

– И вновь говорим о микробиоте! С 2005 по 2015 гг. было инвестировано 1,6 млрд $ в компании, занимающиеся разработкой основанных на микробиоме терапевтических подходов. Около 85% инвестиций нацелены на изучение роли микробиологического баланса в питании и здоровье. Изучаемые терапевтические направления включают:

  • трансплантацию микробиома;
  • бактерии как препараты или пробиотики, пребиотики и контрабиотики;
  • пути взаимодействия «хозяин – микробиом»;
  • создание антибиотиков нового поколения.

Очень интересное, на мой взгляд, исследование «My New Gut» (2013–2018, 21 млн. €) – контролируемое исследование по изучению взаимосвязи между составом кишечной микробиоты, рационом и психоэмоциональным статусом. Согласно полученным результатам, рацион с преобладанием жиров снижает разнообразие кишечной микробиоты и ведет к развитию депрессии и ожирения. Преобладание некоторых белков (например, соевого) в рационе изменяет состав кишечной микробиоты и повышает риск развития колоректального рака. Есть и ряд других важных выводов.

– Вы не только практикующий врач, но и занимаетесь наукой. Если вкратце для наших читателей – в чем конкретно это заключается, над чем работаете?

– Являясь сотрудником кафедры госпитальной терапии и эндокринологии ВГМУ им. Н.Н. Бурденко, я действительно занимаюсь научной работой. В настоящее время на базе «Олимпа Здоровья» при активной поддержке администрации клиники мы совместно с Воронежским государственным университетом инженерных технологий проводим изучение роли кишечного микробиома в развитии воспалительных заболеваний кишечника (язвенный колит и болезнь Крона), а также функциональной патологии кишечника (синдром раздраженного кишечника). И первые итоги данной работы были опубликованы в 2021 г. в международном журнале Heliyon.

– Все же, наука или практика? Каким будет ваш ответ?

– Симбиоз науки и практики!

Комментариев нет
Комментариев пока нет, будьте первым.

Добавить комментарий

*
*